May 31st, 2010

колодец

Русская стихия...


   На днях заглянул в книжную лавку при РГБ (бывшая библиотека им. Ленина), где среди прочего купил два тяжеленных кирпича недавно вышедшей антологии русской поэзии второй половины ХХ века (подробнее см. здесь letsad.info/poems/121/ ). По странному совпадению тираж книги (1000) совпадает с ее ценой (первый раз в жизни порадовался, что хорошую книгу отпечатали в небольшом количестве:-). Антология чрезвычайно интересная, а китайское трудолюбие составителей, потративших два года на отбор текстов, просто поражает. Среди 576 авторов (я там тоже затесался) много незнакомых мне имен, с другой стороны, некоторые довольно известные поэты туда не попали. Сейчас с превеликим удовольствием начал читать...
    Вот несколько текстов из 2-го тома, выбранных почти наудачу:

Борис Рыжий

 Над саквояжем в черной арке
всю ночь играл саксофонист.
Пропойца на скамейке в парке
спал, подстелив газетный лист.

Я тоже стану музыкантом
и буду, если не умру,
в рубахе белой с черным бантом
играть ночами, на ветру.

Чтоб, улыбаясь, спал пропойца
под небом, выпитым до дна.
Спи, ни о чем не беспокойся,
есть только музыка одна.

Иван Овчинников

Слепили снежную бабу –
Оставили под луной.
У друзей по две, три бабы –
У меня ни одной.

Леонид Аронзон

В двух шагах за тобою рассвет.
Ты стоишь вдоль прекрасного сада.
Я смотрю – но прекрасного нет,
только тихо и радостно рядом.
Только осень разбросила сеть,
ловит души для райской альковни.
Дай нам Бог в этот миг умереть,
и, дай Бог, ничего не запомнив.

Михаил Векслер

Я, признаюсь, с трудом
Занимаюсь трудом.
Но с большою любовью
Занимаюсь любовью.

Владимир Друк

Роман
Нежно смотрит на микроба
Аспирантка С. Петрова.
Так же нежно в микроскоп
На нее глядит микроб.

Анна Горенко

Они в саду играют марш
давай играть в войну
ты будешь мой отец погиб а я тебе рыдать
теперь они играют вальс
а ты и я разврат
теперь ты мой хороший брат а я с тобою спать
затем они сыграют что
но мы давно ушли
здесь звезды страшные горят у них глаза внутри

Виталий Владимиров

Шпионаж
Иногда
я слежу
за собой