Category: транспорт

нло

Слоговые палиндромы (слогодромы), придуманные в метро









***
харя - не ряха,
харя - неряха!




Прим. 1. Интересно, что этот слогодром еще и равнобуквица - редкий пример. 2. Ряха (крим. сленг) - толстая морда.

***
Губошлёп Богу мил.




Прим. 1. Этот слогодром - слоговертень, то есть он одинаково прочитывается в обе стороны при записи по кругу. 2. Кроме того, он еще и разноход - так я называю тексты, которые читаются в обратном направлении иначе, но с тем же смыслом (в данном случае меняется лишь порядок слов).



***
Мычу слепо после чумы.



***
Трон холопов - лохотрон.




.

колодец

Упражнения в стиле

Только что вышла наша с Татьяной Бонч-Осмоловской и Сергеем Орловым книга "Занимательная риторика Раймона Кено", вчера как раз ездили за авторскими экземплярами.


 Обложка здесь, правда, с первоначальным названием, к-е позже пришлось изменить.
О чем эта книга? Если кратко, то вот аннотация: 
"Настоящая книга состоит из двух частей. В первой предлагается новый перевод знаменитых "Упражнений в стиле" гениального французского писателя и словесного экспериментатора Раймона Кено (1903--1976), изданных к настоящему времени во многих странах. В них одна обыкновенная история, свидетелем которой Кено стал в мае 1942 года в переполненном парижском автобусе, рассказывается девяноста девятью разными способами, литературными стилями и жанрами. Кено использует разнообразные научные или профессиональные жаргоны --- ботанический, зоологический, гастрономический, алгебраический, философский, а также разговорные жаргоны --- провинциальный, утонченный или простонародный. В результате мелкая, практически безынтересная история поворачивается столькими гранями, сколько трудно заподозрить и в фундаментальной композиции.
 

 Во второй части авторы остроумно развивают идеи Кено, устраивая перед читателем настоящий карнавал стилей. В "Новые упражнения в стиле" включены как современные стили и жаргоны, словесные игры, так и специфические культурные мотивы. Книга представляет собой энциклопедию риторических упражнений, своеобразный справочник по стилям и жанрам, а также предлагает читателю продолжить игру, включившись в создание собственных новых упражнений.

Книга будет интересна и "физикам", и "лирикам" --- любителям изысканной литературы, филологам и поэтам, а также представителям точных наук, интересующимся изящной словесностью".  Подробнее о книге можно узнать здесь 
http://urss.ru/cgi-bin/db.pl?lang=Ru&blang=ru&page=Book&id=72345&list

А вот та самая исходная ситуация (в переводе Татьяны Бонч-Осмоловской), с которой все и началось:

Обозначение

В S, в час пик. Тип двадцати шести лет, мягкая шляпа с тесьмой, замещающей ленту, шея слишком длинная, как если бы ему ее специально вытягивали. Люди сходят. Данный тип ополчается против соседа. Он упрекает его, что тот его толкает всякий раз, когда кого-нибудь пропускает. Тон хныкающий, который желает казаться злым. Когда он видит свободное место, бросается туда.

Двумя часами позже я снова встречаю его на Римской площади перед вокзалом Сан-Лазар. Он вместе с приятелем, который говорит ему: «Тебе нужно пришить дополнительную пуговицу к твоему пальто», он ему объясняет куда (в вырез) и зачем.

 Прим. S – буква обозначает линию автобуса, а также транспортное средство как таковое.


 
А теперь несколько новых упражнений из второй части (моих), всего там их 129, включая 15 графических, выполненных С. Орловым:

Ленин

Архитипичный случай произошел недавно в столице мирового империализма Париже. В трамвае, набитом разной мелкобуржуазной сволочью, случайно затесался молодой пролетарий. Один из продажных провокаторов, испытывая классовую ненависть к рабочему классу, сразу учуял чуждый ему элемент и стал подлейшим образом наступать рабочему на ноги, пытаясь выдавить его из салона. Но господа Пуанкаре и вся их придворная камарилья жестоко просчитались.

Рабочий дал достойный отпор иудушке-пассажиру, а в его лице и всей загнивающей верхушке общества. Это стихийное выступление представителя угнетенных классов вызвало шок среди политических проституток, переполнявших автобус. Напуганные ростом классового самосознания в трудовом народе, они решили подкупить молодого рабочего лидера, освободив ему одно из мест в автобусе. К сожалению, эта филистерская акция имела успех. Не прошедший большевистскую выучку рабочий поддался на эту провокацию. Вот так, товарищи, мы теряем лучших представителей пролетариата.

Впрочем, одними экономическими подачками не решить наболевших проблем трудящихся. Надо быть последним дураком или меньшевистским прихвостнем, чтобы не понимать этой азбучной марксистской истины. К счастью, наш рабочий с фабрики «Парижская коммуна» быстро понял бесперспективность заигрывания с эксплуататорами. В тот же день его видели у станции депо «Париж-сортировочный», беседующим со старшим товарищем по партии. Более сознательный рабочий объяснял ему тактику классовой борьбы, советовал быть более защищенным в стычках с «господами пассажирами».

И в этой взаимовыручке угнетенных масс, товарищи, мне видятся ростки нового, великого почина в западноевропейском рабочем движении, почина, ведущего к окончательному краху империализма и всеобщей победе коммунистического труда!

π-текст (числовие)
(3, 141 592 653 589 793 238 462 643...)
 ТИП

Я ехал в метро. Тщедушный, но наглый пижон (шея будто акушером вытянутая) брюзжал – затолкали его. Он был скользок... День спустя на Арбате вижу его.

(Прим. Числовие: упражнение, основанное на десятичном разложении сисла пи. Порядок цифр разложения: 3, 141 592... оределяет количество букв в словах упражнения.)

Самоописывающийся текст
В этой дурацкой истории, повествующей об одном длинношеем пижоне в шляпе, сперва поругавшемся в автобусе, а потом выслушивающим поучения приятеля у вокзала  сто  сорок девять букв.

(Прим.   Забавно, что если в приведенной фразе заменить «сто сорок девять» на «сто сорок семь», она останется верной.)

Фразеологизмы
Я, граждане мои хорошие, играть в кошки-мышки не буду. Расскажу все как на духу. Короче говоря, еду это я в трамвае. Народищу – тьма-тьмущая. Вижу: неподалеку стоит одна канцелярская крыса. Молоко еще на губах не обсохло, а уже задирает хвост. Шея у него – истинный крест! – как оглобля, а шляпчонка так себе. Он был не в духе, потому что один тип ему наступал на пятки. Ну, хлыст этот ему задал жару, а как увидел свободное место, его будто ветром сдуло. Сел и в ус не дует.

А часом позже иду я, значит, на своих двоих возле вокзала Святого Лазаря и – вот те раз! – встречаю того же сукина сына. Стоит, стало быть, как пень и в рот смотрит какому-то стреляному воробью. А тот ему вкручивает баки про пуговицу. Вот и вся любовь.
.............................................................................

Попробуйте ради забавы написать какое-нибудь упражнение в стиле!




 





 



Ленин